Питание 13.07.2017, 20:00

​Мифы и правда о мёде. Часть первая.

Человек употребляет мёд не одно тысячелетие и знает о нём очень много. Однако некоторые вопросы к этому продукту остались. Например, бытует представление о мёде едва ли не как о панацее. И как всякое народное «лекарство от всего», да ещё и присутствующее в культуре с древнейших времён, мёд оброс невероятным числом мифов, правил и предписаний. Разберём самые широко известные из них и выясним, насколько они соответствуют действительности.

1. Мёд не следует нагревать выше 40 градусов

ПРАВДА (с оговорками). Температура в улье поддерживается роем на уровне 34—35 °C, потому что 37 °C уже становятся критичными для расплода. При нагревании мёда выше этой температуры в нём начинают разрушаться органические вещества. Так, нагрев выше 45 °C приводит к денатурированию диастазы (амилазы), до 60 °C и выше — к разрушению витаминов, энзимов, ингибина, гликопротеинов, танинов, различных пептидов и ароматических веществ. Надо, однако, понимать, что, например, наличие в мёде диастазы никак не влияет на его качество, а витаминов в нём и так очень мало (об этом ниже).

Поскольку антибиотические свойства мёда обусловлены наличием в нём определённых ферментов и пептидов (что подтверждается тем, что нагревание до 100 °C на 20 минут почти полностью лишает его бактерицидной активности), его, вероятно, не следует греть, если вас интересует именно его способность убивать бактерии. Если интересны вкус и аромат, едва ли с ними что-то заметное случится градусов до 45. А уж мёду как подсластителю ничего не страшно до 95—100 градусов.

После 95 °C содержащиеся в мёде сахара начинают постепенно изменяться. Эти изменения могут происходить разными путями: сахара при нагревании в присутствии других органических веществ способны инвертироваться, карамелизоваться или подвергаться реакции Майяра (меланоидинообразованию). При этом образуется множество новых веществ, в т. ч. с весьма сложной химической структурой. Вкус мёда в процессе изменения сахаров тоже неминуемо меняется, но не обязательно становится хуже. Иначе мёд не использовали бы веками в глазурях для запекания и соусах для жарки.

Что касается пользы и вреда организму человека от продуктов карамелизации или образования меланоидинов, то и тут однозначного ответа нет: многие из этих веществ до сих пор не изучены (и даже неизвестны), воздействие же других спорно. К примеру, один из продуктов реакции Майяра, метилглиоксаль, одновременно, играет большую роль в образовании конечных продуктов гликирования, считающихся сегодня одной из важных причин старения организма, и является сильным бактерицидным агентом; и с аспирином, который тоже образуется в результате реакции Майяра, не всё до конца понятно. Что при этом любопытно, тот же метилглиоксаль содержится и в свежем мёде. И часто именно с ним связывают некоторые лечебные свойства мёда. При нагревании часть исходного метилглиоксаля вступает в сложные реакции с другими ингредиентами мёда, но из реагирующих с аминокислотами фруктозы и глюкозы образуется новый.

В общем, если ваша цель — сохранить максимум исходных свойств мёда, греть его, действительно, не следует. Если вы опасаетесь конечных продуктов гликирования, не жарите мясо, не печёте хлеб, не запекаете птицу и вообще предпочитаете щадящую тепловую обработку пищи, то и для мёда не надо делать исключения. Поэтому, если мёд кристаллизовался, а вам непременно нужно привести его в жидкую форму, оптимальное решение в домашних условиях — водяная баня не выше 40 градусов. Можете не сомневаться, почти любой мёд на вашем столе и так подвергался нагреванию таким же способом. Кристаллизация мёда — естественный процесс, но он мешает пчеловодам расфасовывать и купажировать продукт. Поэтому его подвергают роспуску либо в специальных сосудах-декристаллизаторах с обеспечивающими мягкий нагрев электрическими нагревающими элементами, либо на огромной водяной бане при температуре воды не выше 41—42 градусов.

2. Сильный нагрев мёда превращает его в яд

МИФ (с оговорками). При нагревании в мёде образуется 5-гидроксиметилфурфурол (ГМФ, HMF, оксиметилфурфурол, ОМФ). Бытует мнение, что это соединение высокотоксично, а потому нагревать мёд не только неполезно, но и опасно. Давайте разберёмся, насколько это вещество, на самом деле, ядовито и не рискуем ли мы отравиться, добавив мёд в горячий чай.

Учитывая, что ГМФ — это промежуточный продукт распада сахаров в кислой среде, усиливающегося при нагревании, просто удивительно, почему те, кто так боится его присутствия в горячем мёде, забывают о том, что ГМФ есть в любой выпечке, варенье, в печёных яблоках и свёкле, в жареном кофе и газировке, причём часто в количествах в десятки раз больших. Более того, ГМФ, благодаря кислой среде (рН 3,5), появляется и в свежем мёде. Есть совершенно чёткие рекомендации ГОСТа, по которым норма ГМФ в мёде в России не должна превышать 25 мг/кг. И введён этот показатель только для того, чтобы выявить нарушения температурного режима при обработке мёда, его возраст и возможный фальсификат. Отступление от нормы характеризует не опасность гретого мёда, а скорее его бесполезность, так как ферменты и белки денатурируются намного раньше, чем появляется ГМФ. В этом смысле любителям класть мёд в горячий чай нечего бояться, кроме того, что мёд потеряет лечебные свойства.

Пожалуй, никто специально не изучал воздействие ГМФ на организм человека (вот пчёлы от него и правда мрут) и его отдалённые последствия. Но учитывая ежедневное употребление нами самых различных продуктов с ГМФ на протяжении всей жизни, серьёзных опасений это вещество вызывать не должно.

Как говорилось выше, при нагревании в мёде могут образовываться и другие вещества, приносящие организму вред (или влияющие на него неоднозначно), однако и они не делают мёд заметно большим ядом, чем почти любые другие продукты, которые вы жарите или печёте. Или чем свежий мёд.

3. Мёд полностью усваивается организмом

ПРАВДА (с оговорками). Поскольку мёд — это, прежде всего, простые сахара (глюкоза, фруктоза и мальтоза), он моментально всасывается в кровь, высвобождая большое количество энергии. Поэтому его рекомендуют принимать при истощении, после тяжёлых физических и умственных нагрузок. Всё это, однако, не относится к людям, страдающим различными видами сахарного диабета или непереносимостью фруктозы (об этом см. ниже).

4. Мёд не имеет срока годности

ПРАВДА (с оговорками). Мёд тысячелетиями использовали в качестве консерванта, в составе мумифицирующих бальзамов, хранили в медовых бочках мясо и фрукты. Консервирующие и антибактериальные свойства мёда обусловлены его высокой плотностью — 1,45 г/см³, наличию в его составе ингибина, разлагающего глюкозу с выделением перекиси водорода, наличию бензойной кислоты, фитонцидов, калия и минеральных солей. Но такими свойствами обладает только зрелый мёд с высокой плотностью, в особенности тёмные сорта (к падевому мёду это и вовсе не относится: он быстро закисает). Так что это — правда, лишь отчасти. И самое главное, «вечная» сохранность гарантируется только в определённых условиях: закрытый контейнер, отсутствие солнечных лучей, влажность 58—66% и температура 5—10 градусов.

Так что хранить мёд лучше в тёмной кладовой или на нижней полке холодильника. Идеальная тара — из тёмного стекла, керамики, фарфора, не возбраняется и пищевой пластик. Совершенно непригодна только посуда из цинка, меди, свинца и железа (органические кислоты и сахара мёда могут взаимодействовать с этими металлами с образованием токсических веществ).

5. Всегда надо выбирать мёд с бóльшим диастазным числом

МИФ. Мы уже привыкли к тому, что маркетологи готовы клеить на любые продукты питания значки «без ГМО», «без холестерина», «без глютена» — даже там, где они совершенно неуместны — и продавцы мёда в этом смысле не остались в стороне. На ярмарках они часто делают акцент на диастазном числе, пользуясь неосведомлённостью потребителей (наукообразные термины и правда, действуют на человека каким-то магическим образом). В реальности этот показатель всего лишь отражает происхождение мёда — искусственный он или нет. Любая цифра, отличная от нуля, — показатель натуральности продукта. И это логично: диастаза — фермент слюнных желёз пчелы, следовательно, его полное отсутствие в мёде указывает на то, что он был выработан без их участия (такой суррогат получают, например, при помощи гидролиза сахарной свёклы). Также отсутствие диастазы может указывать на старый или перегретый мёд. А большее или меньшее положительное значение варьирует от сорта к сорту и никак не отражает качества продукта. Кроме того, и в нашей слюне вырабатывается собственная диастаза, причём там её в десятки раз больше, чем в мёде. Это всего лишь фермент, который помогает организму расщеплять крахмал на простые сахара и ускорять усвоение пищи. Никакого положительного влияния на организм человека диастаза из мёда не оказывает.

6. Как подсластитель мёд лучше сахара: он переваривается гораздо медленнее, благодаря наличию фруктозы, а потому менее вреден для тех, кто следит за весом

МИФ. Фруктоза действительно усваивается организмом несколько медленнее, чем глюкоза: сначала она должна поступить в печень, где в несколько этапов превращается либо в глюкозу, либо в промежуточные продукты её метаболизма. То есть, на усвоение фруктозы организм тратит чуть больше энергии, чем на усвоение глюкозы. Но, во-первых, обычный сахар, сахароза, — это не глюкоза, а дисахарид, состоящий из моносахаридов глюкозы и фруктозы. В кишечнике сахароза быстро гидролизуется на глюкозу и всё ту же фруктозу, которая, как и фруктоза из мёда, направляется в печень, где с ней происходит ровно то же самое. А во-вторых, в мёде, помимо фруктозы, есть и сахароза, и непосредственно глюкоза. В зависимости от сорта мёд может обладать как низким (30), так и очень высоким гликемическим индексом, до 95, что недалеко от эталонного показателя чистой глюкозы (100). Кроме того, как утверждают исследователи из Туринского университета (итал. Università degli Studi di Torino) Раффаэлла Мастрокола (Raffaella Mastrocola) и Мануэла Араньо (Manuela Aragno), фруктоза наравне с глюкозой ускоряет процессы старения организма (из-за гликирования белков) и именно росту потребления простых сахаров мы обязаны всплеском нейродегенеративных заболеваний. Наконец, худеть при помощи фруктозы (а, следовательно, и при помощи мёда) плохая идея ещё и потому, что, метаболизируясь в печени, она интенсифицирует производство организмом как собственно жира, так ещё и вдобавок липопротеинов очень низкой плотности (переносчиков «плохого холестерина»). Так что, если мёд чем-то и лучше сахара, то уж точно не наличием в нём фруктозы.

7. Мёд можно употреблять даже диабетикам

МИФ. Диабетикам противопоказаны пищевые продукты с высоким гликемическим индексом, к которым, как мы уже выяснили, относятся и некоторые сорта мёда. В связи с содержащейся в мёде фруктозой бытует не только описанное выше ошибочное мнение, что она полезна худеющим, но и другое: что фруктоза не приводит к резкому росту сахара в крови и не требует инсулина для усвоения. Люди, придерживающиеся этого мнения, полагают, что диабетикам можно есть сорта мёда с повышенным содержанием фруктозы. Отличительный признак последних — поздняя кристаллизация. Поэтому мёд, долго сохраняющий жидкую консистенцию (акациевый, шалфеевый, вересковый, каштановый) вам кто-нибудь может порекомендовать как подсластитель, подходящий при диабете. При этом порекомендовать будто бы со знанием дела, с какими-то комментариями про фруктозу и инсулин и замечаниями о том, что, например, «падевый и липовый нельзя, а шалфеевый можно». Тем не менее, медики более категоричны в этом вопросе и настоятельно рекомендуют диабетикам мёд из диеты исключить полностью. Во-первых, в мёде всё-таки присутствуют и глюкоза, и сахароза, при этом едва ли хоть один продавец мёда сможет с аптекарской точностью сообщить вам состав сахаров в его продукте. Во-вторых, фруктоза усваивается в человеческом организме с участием нескольких разных ферментов, и для активации некоторых из них всё-таки требуется инсулин. Наконец, фруктоза из мёда в организме быстро преобразуется в глюкозу, что способствует усилению гликемии. Но долгосрочные эффекты потребления фруктозосодержащих продуктов (увеличение веса, липогенез печени, снижение чувствительности к инсулину, увеличение висцерального ожирения и стеатоза печени) — ещё опаснее. Так что никакой вид мёда сам по себе не может быть полезен при сахарном диабете, независимо от клинического типа последнего. И хотя в доклинических исследованиях (на крысах и других лабораторных животных, страдающих диабетом) и было отмечено некоторое положительное влияние ограниченных доз мёда на метаболизм, испытания на людях не показали впечатляющих результатов.

Источник: https://22century.ru/popular-science-publications/...

MED-INFO 2017